Мнение эксперта


Что может произойти в Китае в 2015 году

ДЕКАБРЬ 2014 г.

Гордон Орр (Gordon Orr)


Что получится, если сложить такие факторы, как замедление экономического роста, усиление волатильности и ужесточение конкуренции, с одной стороны, и рост количества международных авиарейсов и внедрение оригинальных китайских инноваций — с другой? Годовой прогноз дает старший партнер McKinsey Гордон Орр.

 В этом году мне было непросто составить очередной прогноз. Поразмыслив, я понял: это связано с тем, что у руководителей Китая, отвечающих за политику и экономику страны, есть четкий план действий и соответствующий политический курс, которого они строго придерживаются. Можно спорить о том, достаточно ли быстро или, наоборот, осмотрительно проводятся в жизнь те или иные решения, но само направление, в котором движется эта страна, не вызывает сомнений. Таким образом, ряд тенденций, которые я выделил в прогнозе на текущий год, сохранят актуальность и в 2015 г.

  • Во многих компаниях повышение производительности и эффективности по-прежнему будет иметь решающее значение для поддержания рентабельности на фоне замедления экономического роста (как в целом, так и в отдельно взятых отраслях), а также с учетом того влияния, которое оказывает дефляция цен производителей на ситуацию во многих секторах.
  • Внедрение новых технологий вызовет новую волну сокращения рабочих мест в сфере обслуживания и производственном секторе, однако государственных органов это в очередной раз не коснется.
  • Как следствие, правительство будет по-прежнему активно заниматься созданием новых рабочих мест и повышением их качества. В свою очередь компании, стремясь опередить конкурентов по эффективности использования технологий, продолжат расширять штат специалистов по ИТ.
  • Чтобы сократить масштабы загрязнения окружающей среды и прежде всего выбросов углекислого газа, Китай будет и дальше наращивать инвестиции в оборудование для солнечных и ветряных электростанций, тем самым укрепляя позиции отечественных производителей на международной арене.
  • Китайские компании продолжат строить высокоскоростные железные дороги внутри страны и будут наращивать объемы строительства за рубежом, постепенно становясь мировыми лидерами в этом сегменте.

Помимо перечисленных аспектов в 2015 г. важную роль будут играть еще некоторые тенденции, которые описаны ниже.

 

Что еще может произойти в 2015 г.


В следующем году Китай будет находиться в центре внимания руководства многих компаний во всем мире. При этом в отличие от прошлых лет речь будет идти отнюдь не о существенном увеличении инвестиций в китайскую экономику, а о том, чтобы просто сохранить на прежнем уровне или даже сократить капиталовложения в том или ином ее секторе либо в стране как таковой. На фоне замедления роста, ужесточения конкуренции и усиления волатильности на китайском рынке эти вопросы будут обсуждаться не только в международных компаниях — их будут задавать и руководители многих ведущих частных предприятий Китая, стремящиеся сохранить прежние темпы роста за счет выхода в новые сегменты отечественного и особенно международного рынка. Большинство игроков в конечном итоге предпочтут придерживаться своих нынешних стратегий, однако во многих случаях всерьез будут рассматриваться различные варианты действий и компромиссы.
О чем конкретно пойдет речь в ходе этих обсуждений? Я полагаю, что прежде всего о китайских потребителях — в частности о том, каким будет их поведение в условиях замедления экономического роста и, главное, в какой степени оно будет способствовать развитию экономики в ближайшие несколько лет. Давайте остановимся на этом подробнее.

 

Уровень зарплат


В следующем году рост доходов населения в Китае, скорее всего, будет минимальным по меньшей мере за последние десять лет, и это отразится на состоянии экономики в целом. Первые признаки уже налицо. По официальным данным располагаемые доходы городского населения за первые девять месяцев 2014 г. увеличились менее чем на 10% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, что свидетельствует о происходящем кардинальном изменении соответствующей динамики. В частности, на протяжении последнего десятилетия в подавляющем большинстве отраслей китайской экономики годовые темпы роста зарплат превышали 10%, а во многих городах минимальный размер оплаты труда удвоился менее чем за пять лет. В результате у людей сложилось впечатление, что такая динамика роста заработной платы фактически стала нормой, однако в действительности это не так. Как следствие, работники начали запрашивать слишком высокую плату за свой труд: например, согласно результатам исследования, которое провел в Китае Международный валютный фонд, повышение минимальной зарплаты на 10% влечет за собой снижение уровня занятости на 1%.
Один из показательных примеров в этом отношении — сектор промышленного производства, где за минувшие десять лет зарплаты в долларовом выражении выросли в четыре раза. В последние годы владельцам частных компаний приходилось ежегодно повышать зарплаты своим сотрудникам на 3—4% активнее, чем на государственных предприятиях, чтобы сократить тот существенный разрыв в уровне оплаты труда, который образовался к 2010 г. В провинциях Гуандун и Чжэцзян низкоквалифицированные рабочие-сборщики уже испытывают проблемы с трудоустройством, что подтверждается многими документами. Численность этих работников неуклонно сокращается по мере того, как в соответствующих отраслях упрочивают свои позиции такие страны, как, например, Бангладеш и Кения. Стоимость технологий, способных заменить собой рабочие руки на фабриках, существенно снизилась, в результате чего эти технологии все активнее вытесняют человеческий труд. Сегодня сборочные конвейеры в Китае совершенно не похожи на те, которые использовались десять лет назад. По показателям капиталоемкости передовые частные компании страны уже не уступают аналогичным американским предприятиям, а работодатели вынуждены прилагать все усилия для того, чтобы в кратчайшие сроки снизить затраты на заработную плату на фоне падающих индексов деловой активности и сохраняющейся дефляции цен производителей.
Не обойдут эти тенденции стороной и сферу обслуживания. Например, уже сейчас китайские авиакомпании не менее (если не более) активно, чем любые авиакомпании из развитых стран, применяют электронные билеты, тем самым избавляясь от необходимости использовать труд кассиров. В телекоммуникационной отрасли, в секторе финансовых услуг и в розничной торговле с подачи новых игроков распространяются бизнес-модели, предусматривающие ведение деятельности через интернет с минимальным участием человека, и эти модели уже позволили значительно уменьшить потребность в сотрудниках. В 2015 г. многие компании — как частные, так и государственные — продолжат постепенно сокращать персонал. В ряде отраслей, например в секторе профессиональных услуг, начальные ставки заработной платы фактически снижаются. На мой взгляд, в 2015 г. динамика зарплат в Китае кардинально изменится.

 

Рабочие места


Соискателям в следующем году придется понять, что работа на государственных предприятиях и в государственных учреждениях уже никогда не будет такой привлекательной, как раньше. Обеспеченность рабочим местом на всю оставшуюся жизнь, перспектива завоевать высокий социальный статус, высокая зарплата и прочие блага — все это ушло в прошлое навсегда. Немало мелких государственных предприятий так или иначе перейдут в частные руки, после чего с коммерческой точки зрения требования к ним возрастут. Что же касается крупных государственных компаний, многие из них, стремясь повысить эффективность, сокращают набор персонала и побуждают существующих сотрудников увольняться. Вследствие замедления экономического роста сужаются возможности продвижения по службе, а предстоящее законодательное ограничение разницы между максимальным и минимальным размером оплаты труда на государственных предприятиях повлечет за собой дальнейшее урезание заработных плат.
Частый сектор стал важным источником новых рабочих мест в Китае: по официальным (вероятно, заниженным) данным количество рабочих мест в этом секторе за последние пять лет выросло как минимум на 50%. Однако многие из них ориентированы на относительно низкоквалифицированный низкооплачиваемый труд. В 2015 г. государство будет стремиться еще больше повысить значимость сферы услуг как источника новых рабочих мест, расширяя меры по стимулированию найма персонала в этой отрасли и уделяя особое внимание качеству создаваемых рабочих мест.
В государственном секторе официальные зарплаты учителей, врачей и служащих остаются низкими, а возможности для подработок сокращаются. Рано или поздно государству придется повысить оплату труда бюджетников, но ожидать масштабных повышений в 2015 г. вряд ли стоит, несмотря на растущее количество забастовок учителей, требующих увеличения зарплаты. При этом количество студентов, сдававших предусмотренный центральным правительством экзамен на право занимать государственную должность, в текущем году сократилось, хотя соответствующих вакансий стало больше. На случайное совпадение это не похоже.
В 2015 г. ускорится процесс вытеснения новыми технологиями определенных категорий работников сферы обслуживания, которые стали ядром растущего среднего класса (операторы колл-центров, продавцы-консультанты, банковские операционисты, страховые агенты). И даже те специалисты, которым удастся сохранить рабочие места, будут опасаться того, что вскоре техника заменит собой и их. Таким образом, уверенность этих людей в своем личном финансовом будущем снизится.
Некоторые китайские города начнут демонстрировать симптомы, характерные для бывшей автомобилестроительной столицы Детройта или бывшего центра судостроения Глазго. Многие города Китая сильно зависят от какой-то одной отрасли, причем зачастую это не просто горнодобывающая или сталелитейная промышленность, а производство какого-то одного вида товаров — лампочек, носков или автомобильных колес. И если в период бурного экономического роста такие города начинают процветать, то в период спада происходит обратный процесс. И дело не просто в том, что строительство недвижимости уже не стимулирует их развитие. Даже когда масштабы строительства превысили реальный спрос, динамика этого сектора так или иначе определялась благополучием тех отраслей, в которых создавались новые рабочие места и которые обеспечивали гражданам доходы, позволявшие приобретать жилье. Сейчас эпоха этого благополучия закончилась, а поскольку выдаваемые предприятиям кредиты зачастую предоставляются под гарантию других компаний из той же отрасли и того же города, невыполнение долговых обязательств одним игроком может спровоцировать быструю цепную реакцию, затрагивающую прочие компании, которые в иных обстоятельствах сохранили бы жизнеспособность. В 2015 г. стартуют первые из многочисленных программ «городских преобразований», когда в экономике китайских городов начнутся процессы финансовой реструктуризации и урегулирования задолженностей. Хотелось бы надеяться, что города, находящиеся в группе риска, правильно спрогнозируют возможное развитие событий и заблаговременно примут меры для создания новых двигателей экономического роста.

 

Все будет зависеть от степени уверенности потребителей


Как следствие, китайские потребители в 2015 г. будут чувствовать себя в финансовом отношении менее уверенно. Сократится количество людей, рассчитывающих никогда не остаться без работы; повышение зарплат в большинстве случаев замедлится; многие вложения граждан в недвижимость в той или иной степени обесценятся, а привлекательность других инвестиционных продуктов уменьшится из-за снижения процентных ставок. В целом после десяти лет колоссального ускорения темпы роста благосостояния населения резко упадут. А выпускникам колледжей, которые завершат обучение в 2015 г., будет очень нелегко найти хорошую работу.
Помимо прочего, снижение уровня уверенности потребителей может привести к замедлению роста дискреционных (необязательных) расходов. К счастью для себя, многие представители среднего класса уже успели обзавестись жильем, автомобилями и другими важнейшими атрибутами, характерными для этой категории населения. Многие китайские потребители способны с легкостью отложить новые дорогостоящие покупки, сократив при этом и повседневные расходы. Наблюдающаяся дефляция снижает воспринимаемую выгоду, упущенную из-за временного отказа от определенных трат. Признаки такой динамики уже появились. Как показало недавнее исследование, проведенное компанией Nielsen, годовой объем продаж товаров широкого потребления в Китае вырос всего на 3%. При этом, например, производитель продуктов питания и напитков Tingyi сообщил о снижении товарооборота в III квартале 2014 г. на 13%, а объем продаж пива, реализуемого пивоваренной группой SABMiller, за последний отчетный период также сократился. Следует учесть и еще одно обстоятельство: очень немногие нынешние представители китайского среднего класса относились к этой социальной группе во времена последнего экономического спада, поэтому вполне возможно, что они слишком остро отреагируют даже на небольшое снижение темпов экономического роста и в результате своими действиями только усугубят общую ситуацию.
Поскольку возможностей для выгодных инвестиций в Китае станет меньше, более привлекательно в 2015 г. будут выглядеть перспективы вложения средств в компании, бумаги которых торгуются на Гонконгской фондовой бирже, с использованием системы взаимодействия между биржевыми площадками Шанхая и Гонконга. В настоящее время активность потенциальных покупателей сдерживают отсутствие необходимой информации об имеющихся в продаже акциях и высокий минимальный размер инвестиций, поэтому совокупный объем потоков капитала оказывается существенно ниже дневного лимита. В 2015 г. эта ситуация изменится.

 

За счет чего обеспечивать дальнейший рост?


На фоне всех этих процессов изыскивать ресурсы для дальнейшего роста экономики в 2015 г. будет сложнее. В минувшие год-два рост ВВП более чем на 50% был обусловлен увеличением объемов потребления, а в следующем году по описанным выше причинам этот показатель, скорее всего, снизится. Инвестиции в инфраструктуру напрямую контролируются государством и, вероятно, сохранятся на нынешнем уровне, способствуя подъему экономики так же, как в текущем году. Однако вложения в недвижимость, доля которых в общей структуре роста ВВП традиционно составляла около 15%, могут снова продемонстрировать слабую динамику. В сегменте жилой недвижимости во многих городах предложение превышает спрос, и на фоне стагнации цен интерес инвесторов к этому сегменту снизился. Хотя в разных городах конъюнктура рынка имеет свои особенности, в целом во многих из них сформировались значительные объемы непроданных помещений, и строительство новых зданий лишь увеличивает эти объемы. Политические меры поддержки будут способствовать некоторому повышению спроса, однако для того чтобы в этом секторе произошли действительно ощутимые изменения, реальные процентные ставки должны стать гораздо ниже, чем сейчас. А можно ли дать толчок экономическому подъему за счет экспорта? Уже начиная с 2007 г. чистый экспорт добавлял к темпам роста китайской экономики не более одного процентного пункта. При этом оживление экономики в США так и не обеспечило увеличения объемов чистого экспорта; в 2015 г. маловероятен и существенный рост спроса в Европе, даже в условиях снижения цен на нефть.

 

Студентам приходится подстраиваться под ситуацию на рынке труда


Грядущий год в очередной раз принесет немало разочарований студентам, размышляющим о своих перспективах трудоустройства, — как выпускникам, так и продолжающим учебу. Значительная часть новых выпускников не сможет найти работу, предназначенную для дипломированного специалиста. Безусловно, многим студентам придется осознать, что то, чему и как их обучали в университете, практически не помогло им подготовиться к ситуации на китайском рынке труда в 2015 г. За исключением элитного меньшинства молодые специалисты вновь не увидят повышения начальных ставок заработной платы, которые останутся ниже уровня доходов таксиста, работающего на условиях полной занятости. Следует отметить, что на протяжении последних пяти лет начальные ставки оплаты труда для выпускников повышались всего на 1—2% в год, и эта категория работников была одной из немногих в стране, фактически не ощущавших роста заработной платы. Последствия такого развития событий будут становиться все более заметными: выпускники не смогут даже гасить свои кредиты на получение образования, не говоря уже о том, чтобы откладывать средства для покупки жилья или автомобиля либо обеспечить себе уровень потребления, характерный для среднего класса.
Для большинства возможным выходом станет трудоустройство в частном секторе, сфере услуг или сегменте малого и среднего бизнеса либо деятельность в качестве индивидуального предпринимателя. Однако среднестатистический студент не подготовлен ни к одному из указанных вариантов ни с позиций своего образования, ни с позиций своей семьи. Быстрый рост популярности средних специальных учебных заведений обусловлен притоком большого количества недавних выпускников, которые пришли к выводу, что им необходимо приобрести более востребованные трудовые навыки. Те студенты, которые еще продолжают обучение, станут более активно требовать изменений в содержании учебных программ и методах профессиональной подготовки.

 

Люди все чаще ездят за рубеж


Разные страны мира будут все сильнее конкурировать между собой за то, чтобы увеличить свою долю в стремительно растущих китайских сегментах международного туризма и зарубежных инвестиций. Новая многократная десятилетняя виза для поездок в США — неплохой пример для других государств. А Великобритания, гарантировавшая выдачу виз представителям высших деловых кругов за 24 часа, тем самым продемонстрировала образец оперативности оформления документов, хотя стоимость такой визы (более 1 тыс. долл. США) поистине баснословна. Помимо виз многие государства предлагают различные схемы получения гражданства или постоянного вида на жительство в обмен на инвестиции в их национальную экономику. Большинство людей, пользующихся этими схемами в большинстве стран, — именно китайцы. В наиболее популярных странах ограниченное предложение позволяет государственным органам поднимать минимальный установленный размер соответствующих инвестиций до заоблачных высот. Вполне возможно, что в этом году кое-где цена гражданства может достичь порядка 10 млн долл. США.
Авиакомпании также получают значительную выгоду благодаря росту объемов международных поездок; в частности, увеличивается количество прямых авиарейсов в ведущие города мира из китайских городов «второго и третьего эшелона» (в качестве двух последних примеров можно назвать рейсы Ухань — Сан-Франциско и Чанша — Франкфурт). Изначально такие маршруты субсидируются китайскими органами власти на местах, однако через некоторое время необходимость в этих субсидиях отпадет. Крупные ближневосточные авиакомпании также расширяют географию полетов, уже не ограничиваясь Пекином, Гуанчжоу и Шанхаем: например, компания Qatar Airways начала летать в Ханчжоу. В следующем году появятся десятки новых прямых авиарейсов из китайских городов «второго и третьего эшелона» за пределы Азии.

 

Китайские инновации — это серьезно


Внедряются ли в Китае инновации? В будущем году мы наконец перестанем задавать этот вопрос и обратим внимание на глобальный эффект от внедрения в этой стране инноваций, который, безусловно, имеет место. Количество инвесторов из Кремниевой долины, посещающих Китай, чтобы поучиться вести бизнес в интернете, просто поражает. И они едут туда не затем, чтобы тратить время на осмотр достопримечательностей.
Помимо интернет-сегмента в Китае насчитываются сотни средних компаний из промышленного сектора, которые в настоящее время формируют собственную культуру малого и среднего предпринимательства (своего рода китайский Mittelstand), составляя все более мощную конкуренцию компаниям из списка Fortune 1000. Эти китайские игроки уже не ориентируются исключительно на выпуск дешевых товаров, но создают высокую полезную стоимость, прислушиваются к запросам потребителей и разрабатывают продукты, способные удовлетворить эти запросы. Буквально в этом месяце, находясь в Индии, я отметил очень важный принципиально новый момент: никто больше не жаловался на низкое качество китайских промышленных товаров — напротив, речь шла о том, что качество их превосходно. Биотехнологии, фармацевтические препараты, бытовая техника и электроника, медицинское и телекоммуникационное оборудование, беспилотные летательные аппараты и графен — вот лишь некоторые направления, в которых активно действующие средние китайские предприятия идут в авангарде своих отраслей. Также следует отметить, что такие компании зачастую принадлежат своим основателям и руководителям, по-настоящему стремящимся завоевать лидирующие позиции на международной арене.

 

В 2015 г. все более важную роль будет играть принцип верховенства закона


«Не вопрос — это же Китай», — такие слова в 2015 г. будут звучать все реже. Бизнесмены начнут более четко понимать, что антикоррупционные меры и обеспечение верховенства закона «с китайской спецификой» — это основополагающие элементы платформы нынешнего руководства страны. Они ориентированы на долгосрочную перспективу, они отнюдь не факультативны, и они никуда не исчезнут. В этой связи компаниям необходимо будет однозначно прояснить для себя, насколько применимы к их деятельности недавние высказывания китайских лидеров, например заявление председателя КНР Си Цзиньпина о том, что обеспечение верховенства закона способствует не только совершенствованию государственного управления, но и углублению реформ .
Правительство будет все активнее стандартизировать подходы к принятию решений, касающихся бизнеса и регулирования, опираясь на сложившуюся практику по итогам судебных разбирательств. Например, вопросы о приобретении активов будут рассматриваться быстрее, а соответствующие заключения будут формулироваться более четко. Кроме того, государственные органы будут шире применять новые технологии для контроля, проверки и наложения штрафных санкций при выявлении самых различных нарушений, начиная с уклонения от уплаты налогов и заканчивая слишком бурными развлечениями государственных служащих. Кто же может стать объектом антикоррупционных расследований в 2015 г.?

  • Интернет-компания, руководители которой находятся под следствием в связи с тем, что они чересчур часто приносят извинения за свои действия вместо того, чтобы заблаговременно обращаться за необходимыми разрешениями.
  • Местный орган государственной власти, который организовал настолько быструю продажу активов, что благодаря этому сумел продать некоторые из них «своим» людям по ценам ниже рыночных.
  • Компания, которой никак не удается эффективно контролировать свой торговый персонал.

Возрождение магазинов DVD-дисков


В 2015 г. вновь появятся магазины, торгующие пиратскими DVD-дисками. Причина — ужесточение правовых норм, регламентирующих, что можно и чего нельзя транслировать в интернете. В результате очень популярные международные сериалы будут вытеснены из Сети. Американские сериалы, в том числе «Теория Большого взрыва» (The Big Bang Theory) и «Хорошая жена» (The Good Wife), уже заблокированы, а в сентябре Государственное управление по вопросам печати, издательского дела, теле- и радиовещания и кинематографии обнародовало правила, согласно которым не получившие соответствующего разрешения передачи должны быть удалены с сайтов к Новому году. Возможно, Китай станет единственной в мире страной, где доступность интернет-контента будет контролироваться более жестко, чем доступность контента на физических носителях. А может быть, международные операторы виртуальных частных сетей наконец научатся принимать платежи по картам национальной платежной системы Китая UnionPay, после чего спрос на их услуги взлетит до небес. В выигрыше, скорее всего, окажутся и кинотеатры, поскольку в интернете качественные источники новых фильмов практически полностью исчезли.

* * *
В заключение хотелось бы предупредить читателя о том, что в 2015 г. следует критически относиться к общегосударственным статистическим данным, которые обнародует Китай. Как показывает практика, в периоды замедления экономического роста они становятся менее надежными.

 

Гордон Орр старший партнер McKinsey, Шанхай. С другими его статьями о проблемах, представляющих интерес для руководителей компаний в странах Азии, можно ознакомиться в его блоге GordonsView («Мнение Гордона») на сайте китайского офиса McKinsey по адресу www.mckinseychina.com.
© McKinsey & Company, 2014 г. Все права защищены.

Xi says China adheres to socialist path in rule of law / Информационное агентство «Синьхуа» // Сайт Global Post. — 10 октября 2014 г. — URL: www.globalpost.com.