Азия

Монголия

Экономика Монголии традиционно основывалась на сельском хозяйстве и животноводстве. Имеются обширные месторождения минерального сырья – добыча меди, каменного угля, молибдена, олова, цинка, вольфрама и золота составляет значительную часть промышленного производства.

 

Экономическая ситуация в Монголии характеризуется постепенным снижением роста ВВП. Данная тенденция наметилась с середины 2012 года и продолжается до сих пор. Если за 2013 год прирост ВВП составил 11,7% (в 2011 – 17,6%, 2012 – 12,3%), то, по предварительным данным, в 2014 году он замедлился до 7%.

Экономика Монголии традиционно основывалась на сельском хозяйстве и животноводстве. Имеются обширные месторождения минерального сырья – добыча меди, каменного угля, молибдена, олова, цинка, вольфрама и золота составляет значительную часть промышленного производства. Сегодня основными статьями экспорта страны являются медь, цинк и уголь. Надежды на существенный толчок развитию экономики Монголии в долгосрочной перспективе связываются с разработкой одного из крупнейших в мире месторождений меди Оюу-Толгой. Сегодня работы находятся практически в замороженном состоянии вследствие конфликта между правительством и оператором, мировым горнорудным гигантом  «Рио-Тинто», из-за несогласованного удорожания первого этапа проекта. Большие ожидания связаны с другим крупнейшим  месторождением, каменноугольным Таван-Толгой, отбор оператора для которого длится уже пятый год.

В сельском хозяйстве, сильно зависящем от погодных условий, занято более трети рабочей силы. В силу экстенсивного характера  животноводства суровые снежные  зимы приводят к падежу поголовья. Правительство Монголии считает, что страна имеет возможность производить до 30% мирового объема кашемира. В 2011 году создано маркетинговое агентство для помощи скотоводам в реализации своей продукции за рубеж. Замысел состоит в том, чтобы  помочь производителям конкурировать по качеству и бренду, а не по цене, где очевидное преимущество имеет Китай.
Для поддержки строительной отрасли правительство периодически декларирует программы по улучшению жилищных условий семей, проживающих в юрточных поселках вокруг Улан-Батора. В этом секторе занято только 4,3% рабочей силы. Сектор услуг растет на 10% в год, в основном это банковский бизнес, недвижимость и коммуникации.

В силу ключевой роли горнорудного экспорта особое место в экономике Монголии занимает железнодорожная отрасль, которая является яблоком раздора между ведущими политико-олигархическими группировками. Линия раздела проходит между сторонниками строительства новых железнодорожных веток, ориентированных на ключевой  -  китайский - рынок, и   поборниками диверсификации экспортной инфраструктуры, рассматривающими, в том числе, маршрут через порты российского Дальнего Востока.

Экономика Монголии зависит от узкого ассортимента сырьевых товаров, делая ее уязвимой перед колебаниями мировых цен и иными внешними факторами. Попытки властей диверсифицировать экономику сдерживаются социальными и инфраструктурными ограничениями. Не хватает квалифицированных кадров, развитию горнорудных кластеров препятствует нехватка энергетических мощностей и транспортных коммуникаций, ощущается объективный дефицит воды, необходимой для большинства технологических процессов. Нестабильной остается нормативно-правовая база. Помешать будущему росту могут сопровождающие добычу загрязнение воздуха, земли и водных ресурсов.

Инвестиционную привлекательность Монголии, переживавшей в 2010-2011 г.г. бум притока иностранного капитала, серьезно подорвал ряд факторов. Главным образом, взятый монголами в ходе парламентской кампании 2012 года популистский курс на национализацию горнорудной отрасли. Последовавшее принятие реакционных законов и попытки пересмотреть действующее соглашение по Оюу-Толгой вызвали крайне негативную реакцию со стороны иностранного бизнес-сообщества. Ситуация с «Рио-Тинто», к которому был выдвинут целый ряд претензий, стала для иностранных инвесторов своеобразной лакмусовой бумажкой, сигнализирующей об общем состоянии инвестиционного климата. Во многом вследствие этого конфликта началось лавинообразное снижение инвестиционной активности иностранного капитала в Монголии. Объемы прямых зарубежных инвестиций ежегодно снижаются практически наполовину и стремятся к минимальным отметкам.  Помимо проблем с Оюу-Толгой, воспринятых как политический сигнал, причинами резкого снижения инвестиционной активности (с учетом ключевой роли горнорудной отрасли) эксперты считают объективное завершение основного этапа инвестиций в Оюу-Толгой, снижение спроса на уголь и другие полезные ископаемые в КНР, а также падение мировых цен на металлы. 
К сомнениям по поводу способности правительства Монголии реализовать необходимые реформы также приводит отсутствие прогресса по проекту Таван-Толгой и строительству сопряженной с залежами полезных ископаемых национальной железнодорожной инфраструктуры. По имеющейся информации, правительство Монголии сегодня находится в весьма затруднительной ситуации из-за отсутствия интереса со стороны иностранных компаний (включая ОАО «РЖД») к разработанной им модели сотрудничества в строительстве железнодорожной базовой инфраструктуры. Очевидно, что причиной низкой заинтересованности зарубежных инвесторов являются стратегические просчеты монгольской стороны, рассчитывавшей получить максимальные результаты практически без собственных затрат и предоставления гарантий возврата инвестиций. 
Сегодня инвесторы фокусируются не на возможностях роста, а на рисках, обусловленных угрозами пересмотра соглашений, смены правительства, принятия новых законов и правил игры.  Данный конфликт уже привел к значительным сомнениям по поводу способности руководства Монголии решить задачу согласования общественных ожиданий с требованиями развития. Он продемонстрировал конъюнктурную природу  действий правительства и крайне низкий уровень макрополитического менеджмента. Важные для Монголии и ее иностранных партнеров проекты приносятся в жертву сиюминутным интересам политических кланов и групп.
Пытаясь «оживить» инвестиционный климат и привлечь иностранный капитал, в конце 2013 г. правительство разработало новый Закон об инвестициях, который, по планам, должен увеличить уверенность инвесторов через механизм стабилизации налоговых ставок. При этом закон достаточно непрозрачен и содержит ряд противоречивых положений. К тому же, не разработан четкий регламент его выполнения, что приводит к сложностям в  его реализации.
Среди обстоятельств, негативно влияющих на инвестиционный климат в Монголии, отдельно следует выделить особенности принятия законов и правил.  Как правило, любое предложение изменений в тот или иной закон автоматически приводит к значительному замедлению (или даже к заморозке) регулятивных процессов. Результат – длительные и дорогостоящие бюрократические задержки и, как следствие, рост инвестиционного риска.
В целях предоставления коммерческих стимулов для участия частных компаний и, таким образом, поддержки социально-экономического развития страны в 2010 году был принят закон, позволяющий государству разыгрывать с тендера концессии на определенные функции и вступать в государственно-частные партнерства (ГЧП) в ряде областей – от ключевых энергетических проектов до строительства железных дорог. Инвесторы одобряют концепцию в целом, но критикуют управляющее ей законодательство. В нынешнем виде ГЧП не предоставляет для частных компаний значимых преимуществ. В основном дело не заходит дальше возвращения затрат и совсем небольшой прибыли - далее активы должны возвращаться государству. Фактически, утверждают инвесторы, Монголия хочет, чтобы они работали в роли подрядчиков, однако не желает платить им столько же, сколько обычно платится таким подрядчикам. Без изменений этих условий инвесторы не проявляют интереса к ГЧП.

 В монгольской судебной системе западные эксперты не отмечают наличия системного подхода, направленного  против интересов иностранных инвесторов. По их оценкам, большинство проблем, возникающих в монгольских судах, не считая коррупции и судебной предвзятости, отражают незнание коммерческих принципов, а не конкретную антипатию к иностранным инвестициям. Вместе с тем, в коммерческих случаях суды зачастую предпочитают выносить приговоры в пользу монгольских участников, независимо от соответствующих законов, правил и договорных обязательств. Примеры аргументов: иностранный инвестор может себе позволить эту потерю; иностранец все равно наверняка ворует в Монголии, так что заслуживает проигрыша в суде; монгольские судьи – патриоты и должны поддерживать монголов. В многочисленных случаях вынесения решений по недвижимой собственности РФ в Монголии, возможно, имела место аналогичная аргументация.

Правительство Монголии особые надежды возлагает на достижение прорывов по ряду крупных инвестпроектов, в числе которых ключевое место занимают Таван-Толгой и Оюу-Толгой. В случае полноценного запуска они способны значительно укрепить экономику страны, играя заметную роль не только в региональном, но и в мировом масштабе. Вероятнее всего, в ближайшее время будет принято окончательное решение по оператору  Таван-Толгой. Основным претендентом является монголо-китайско-японский консорциум, ведущую роль в котором играет один из крупнейших в мире углетрейдеров  китайский «Шеньхуа». 
Надежды монголов также связываются с будущими проектами в области добычи редкоземельных металлов, а также с активизацией сотрудничества с инвесторами в урановой сфере. Пока интерес иностранных компаний к этой отрасли характеризуется спадом, обусловленным снижением мировых цен на уран, а также названной выше спецификой сотрудничества с монгольской стороной. Активно ведутся переговоры с китайцами по строительству предприятий по сжижению угольного сырья.  
В российско-монгольских отношениях на первом плане по-прежнему стоит торгово-экономическое сотрудничество, определенный импульс которому должны были придать состоявшиеся в 2014 году двусторонние контакты на высоком и высшем уровнях. Ключевым событием года стал рабочий визит в Монголию Президента России В.В.Путина (3 сентября). В ходе его подписано 14 документов, наиболее важные из которых - пакет межправительственных соглашений о взаимных поездках граждан, соглашение между ОАО «РЖД» и Министерством дорог и транспорта Монголии о стратегическом партнерстве по модернизации и развитию Улан-Баторской железной дороги. В мае 2014 года Президент Российской Федерации В.В.Путин беседовал с теперь уже бывшим премьер-министром Монголии Н.Алтанхуягом «на полях» Санкт-Петербургского международного экономического форума. Главами ОАО «НК «Роснефть» и Управления по делам нефти Монголии подписаны пятилетний договор о поставках ГСМ и договоренность об оценке перспектив участия «Роснефти» в проектах по обеспечению Монголии нефтепродуктами, а также в области разведки нефтяных и газовых месторождений на территории Монголии. Пока, впрочем, развития это соглашение не получило.
Прошедшее в Улан-Баторе 18-е заседание совместной Межправкомиссии также не увенчалось какими-либо заметными подвижками по основным направлениям сотрудничества. Идея об увеличении поставок мяса и мясопродуктов из Монголии в Россию, поднятая во время визита В.В.Путина, пока не получила развития в силу двух причин - низкого уровня санитарного контроля в Монголии за скотом и мясной продукцией, а также желания монголов поставлять мясо без пошлин. В этой связи видится перспективной идея о создании совместного предприятия по забою, переработке и транспортировке мяса в Россию, изначально функционирующего по нашим стандартам. Вопрос о пошлинах требует согласования со странами ТС. По прогнозам, данный вопрос может столкнуться со встречными пожеланиями Казахстана, заинтересованного в урегулировании проблемы долга казахской компании «Балхашмыс» перед российско-монгольским СП «Предприятие Эрдэнэт» (этот долг используется монголами для торможения процесса вступления Астаны в ВТО).  
В контексте изучения наиболее перспективных направлений экономического сотрудничества России с Монголией приходится признать, что рынок полезных ископаемых этой страны пока малопривлекателен для долгосрочного инвестирования вследствие негативной мировой экономической конъюнктуры и перечисленных особенностей местной внутриполитической культуры.
В этих условиях наиболее значимым и экономически перспективным направлением для сотрудничества становится транспортная сфера. В первую очередь речь идет о шагах к реализации намеченных задач по модернизации УБЖД и раскрытию ее транзитного потенциала. Также перспективным представляется проект по строительству скоростной автотрассы Алтанбулаг - Улан-Батор - Замын-Ууд с участием российских компаний (разумеется, в случае надлежащей проработки в трехстороннем российско-монголо-китайском формате и обеспечении грузовой базы). Его актуальность может вырасти в свете планов российской стороны по переориентации торгово-экономических потоков с западного на восточное направление, которые повлекут значительное увеличение товарооборота между РФ и КНР. Территория Монголии в этой связи может стать эффективным транзитным коридором между РФ и КНР, сократив время доставки товаров.     
В условиях наложенных на Россию западных санкций территория Монголии может быть использована также в качестве нейтральной площадки (место для переговоров, создание совместных предприятий с привлечением монголов в качестве прикрытия) для инвестиционных проектов российских и западных/японских компаний.
В связи с образовавшейся разницей в курсах российской и монгольской валют сложилась благоприятная ситуация для увеличения отечественного экспорта в Монголию. В связи с этим видится целесообразным политика стимулирования экспорта российских товаров через освобождение или снижение экспортных пошлин, льготное кредитование российского экспортоориентированного производства.

Введение в ноябре 2014 года безвизового режима способствовало увеличению числа монгольских граждан, въезжающих в приграничные российские регионы. В этих условиях необходима слаженная политика органов федеральной и региональной власти для обеспечения правовой (вопрос о временной регистрации монгольских граждан, страховании автомобилей и автогражданской ответственности) и инфраструктурной (пропускная способность КПП, иные транспортно-логистические вопросы, гостинично-жилищный комплекс) основы, стимулирующей увеличение потока монгольских туристов. 

- Выставка «Ворота в Азию-2015», 21-24 апреля, г.Улан-Батор, Национальный выставочный центр;
- Международная выставка-ярмарка «Технологии, услуги, продукция малого и среднего бизнеса - 2015», 11-15 июня, г.Улан-Батор, центр «Мишээл Экспо»;
- Международная выставка-ярмарка «Улан-Батор партнерство - 2015», 10-14 сентября, г.Улан-Батор, центр «Мишээл Экспо».